12:29 

Командорский голубой песец
Здесь ты становишься тем в итоге, кем ты нашёл в себе силы стать (c)
Автор: Lillum
Название: Весна
Пейринг: АТ/ВХ
Рейтинг: PG с натяжкой
Примечание: похоже, у меня кинк на их чаепития, поэтому не удержалась :alles: ничего оригинального, просто уж очень хотелось написать что-то для любимого фендома


- Гусев, не спать на льду!
Крик тренера достиг Гуся одновременно с шайбой, которая ударилась о его клюшку и срикошетила в нужном направлении.
- Даже не знаю, кого похвалить! То ли Харламов так замечательно бьет, что шайбы сами, куда надо, летят, то ли Гусев у нас научился их двигать силой мысли! Давайте-ка оба на скамейку.
- Анатольвладимирович, меня-то за что?
Валера возмущался, но послушно покатился к бортику, улыбка на его лице не исчезла даже тогда, когда между ним и Тарасовым расстояние сократилось до метра.
- Рот нужно закрывать, когда играешь, а то без зубов останешься, - отрезал Тарасов, не отрывая напряженного взгляда от оставшихся на льду. – Что-то ты много улыбаться стал.
- Ну так, это, - делая паузы между тяжелым глубоким дыханием, попытался объяснить Валера. – Весна же, Анатольвладимирович.
- А ты у нас кот, что ли, Харламов?
Тарасов оглянулся так резко, что Валера едва подавил инстинкт отшатнуться – как будто тренер внезапно налетел на него из-за угла, а не просто посмотрел. Впрочем, силы взгляда этих черных глаз и без того достаточно, чтобы сбить с ног.
- Может, мне тебя в марте со всех тренировок и матчей отпускать, потому что у тебя – весна?
- Почему отпускать? – почти обиженно насупился парень. – Я же хорошо играю.
- Еще бы ты не играл хорошо. Думаешь, я бы тебя тогда к стадиону подпустил? Зимин, почему остановился? У тебя тоже весна? Продолжается тренировка, продолжается!
Внимание Анатолия Владимировича направлено только на поле, и Валера смог снова вернуть свою улыбку, сначала осторожно, словно из-под полы доставал что-то незаконное, опасное, а потом как и было – от уха до уха. И, конечно, хочется обратно, на лед, он ведь совсем не устал, в отличие от тяжко сопевшего рядом Гуся. Но отсюда гораздо удобнее разглядывать мозолистые пальцы, сцепленные в замок, ритмично двигающиеся желваки, обветренные губы, изгиб ушной раковины под линией черных волос, внимательные цепкие глаза. Сейчас Тарасов полностью занят тренировкой и, может быть, забыл про двоих на скамейке, и можно совершенно безнаказанно на него смотреть, без всяких объяснений и причин.
- Валер, ты чего? – Гусь уже очухался и толкал его под локоть.
- Чего - я?
- Уже минуты две в одну точку смотришь. Скоро у Тарасова в виске дырку прожжешь. Еще и рожу такую глупую скорчил, перепутал, что ли, его с Иркой?
Сашка рассмеялся, чуть ли не хрюкая. Наверное, рожа и вправду получилась не обремененная интеллектом. Но Валера мог только опустить голову, втянуть ее в плечи, чтобы не было так уж заметно.
- Гусев на лед, Харламов домой.
- Как домой, почему домой? – быстро брошенная между делом команда вернула Харламова к реальности.
- Да я уже за команду переживаю, Ва-ле-ра! – с наигранной заботливостью отвечает тренер. – Они скоро от твоей улыбки слепнуть начнут, тут уж будет не до хоккея!
Эхо разнесло по стадиону приглушенный гогот ребят.
- В самом деле, толку от тебя сегодня, как от обезьяны с клюшкой, - Анатолий Владимирович уже не кричал во весь голос, а тихо говорил – одному Харламову. – Иди прогуляйся, купи себе мороженного, цветов для своей девочки, в кино сходите. Один день тебе даю, понял? Чтобы завтра с утра был здесь, по расписанию. Снова забудешь мозги дома, придется на месте вправлять. Понял меня, спрашиваю?
- Понял!
Наверное, это нужно было сказать с серьезным видом, но уж получилось, как получилось. Тарасов обреченно вздохнул и – это видно – еле сдержался, чтобы пинками не выгнать заслуженного мастера спорта со стадиона.

Ни первый, ни второй глоток свежего мартовского воздуха ничуть не отрезвляли. И пахло совсем не весной, не талым снегом, а горьковатым одеколоном и крепким чаем. Проходя мимо букв «ЦСКА», Харламов подпрыгнул и коснулся рукой перекладины «А». Анатольвладимирович! И Валера не уверен, что не выкрикнул это имя в прыжке, потому что энергия из него так и рвалась наружу, хоть маленькую подстанцию подключай.
Он и вправду купил себе мороженого, как советовал тренер. И не сказать, чтобы на улице было тепло, но в расстегнутой куртке, полусъехавшей с головы шапке и с ледяным эскимо – все равно жарко. Мама бы сейчас сказала, что он обязательно заболеет. А Ира бы решила, что его снова надо спасать. Впрочем, так решил бы любой нормальный человек, глядя на взрослого парня, вдруг похожего на сопливого школьника, которого впервые поцеловала в щеку самая красивая девочка в классе.
Разумеется, Валеру никто не целовал, потому что его «самая красивая девочка» по иронии судьбы оказалась немолодым мужчиной со склонностью к тирании и сквернословию. От такого дождешься, разве что, клюшкой вдоль спины или четкой инструкции, как свернуть и куда засунуть свои романические чувства. Но Валере и так хватает – или он себя убедил, что хватает – Тарасова. А когда Анатолия Владимировича нет рядом, подлое воображение вступает в сговор с памятью и рассудком и подкидывает Харламову исключительно нежный и теплый образ тренера: как Тарасов кладет руку ему на плечо прежде, чем крикнуть «Смена!» и отпустить на лед, как они иногда пьют чай в тарасовском кабинете и обсуждают тактику игры, и голос вспоминается только такой – тихий, почти интимный. И как Тарасов прячет в уголках губ улыбку, когда наблюдает за своим любимым учеником. Уже ради этого стоило терпеть ссылку в Чебаркуль, все унижения и жестокие тренировки. Чтобы наградой – улыбка Тарасова и «Отличный гол, Харламов!», а иногда – очень тихое, едва уловимое, одними губами «Спасибо, Валера». И тут уж хоть до потолка прыгай, ну или режь коньками лед и рви в клочья соперников, чтобы хоть куда-то выплеснуть эмоции.
Валера не заметил, как начало темнеть, а он снова почему-то оказался позади здания стадиона ЦСКА. Машинально отыскал глазами окна кабинета Тарасова – темно. Сегодня ему не с кем пить чай и двигать шахматные фигурки по доске, потому что его самый любимый ученик вел себя на тренировке как распоследний идиот. До Харламова только сейчас дошло, к чему Анатолий Владимирович помянул про «его девочку». Наверняка ведь подумал, что это из-за нее у Валеры в голове звенящая пустота, а в крови взрыв гормонов! От злости Харламов плюнул под ноги и быстро зашагал прочь, хрустя истончившимся снежным настом.
Он только и успел увидеть, как кремовый автомобиль со знакомыми номерами сверкнул фарами и отъехал с парковки. Валера сорвался с места и побежал вслед за ним, но тут же остановился – зачем побежал-то? И поплелся дальше, внимательно изучая дорогу под ногами.
Он не раз думал о том, что делает по вечерам у себя дома строгий тренер. В своем кабинете он выглядел почти по-домашнему: тихий, вдумчивый, сосредоточенный, и мыслями – всегда на поле, настоящем или настольном. А в его квартире? Приходится же ему заниматься чем-то, кроме хоккея: готовить еду, делать уборку, стирать вещи, может быть, даже заботиться о ком-то. Харламов уже не в первый раз приходил к мысли о том, что ничего не знает о личной жизни Тарасова. Впрочем, мысль эта не сильно мешала ему жить, потому что – какая разница, если жизнь Анатолия Владимировича, как и его собственная, - в хоккее. Вот где настоящие страсти, настоящие нервы, силы, чувства, счастье, и уж в этой жизни Валера уже занял серьезное место. Только как бы он ни старался этому радоваться, хотелось большего.
Харламов давно знал адрес Тарасова, но никогда не заходил в гости. Просто потому, что придти к нему домой – значит, оказаться в той части его жизни, где Валера не был кем-то особенным и не имел ровным счетом никаких прав, выброшенным в полную неизвестность оказаться – как тогда, на вокзале в Чебаркуле. И очень уж туда не хотелось.
Но на улице весна, жарко, светит солнце – по крайней мере, в представлении Валеры, и почему бы не рискнуть разочек, сколько уж можно мяться на пороге. Ну и вытолкает взашей – подумаешь, как будто в первый раз.

По удивленному взгляду Анатолия Владимировича можно было решить, что заглянуть в глазок прежде, чем открывать дверь, он забыл. В огромной кофте, наброшенной на плечи поверх расстегнутой рубашки, крупных очках, он на миг показался Харламову таким маленьким и потерянным. Ровно до того момента, как открыл рот.
- Надо же, Чебаркуль! Ты что, заблудился?
Наваждение как рукой сняло, и теперь уже Валера чувствовал себя мальчишкой, смотрящим на своего героя снизу вверх.
- Я… Я нет. Я вот!
Валера поднял пакет с купленными сладостями к чаю и выразительно им потряс.
Тарасов окинул скептическим взглядом ученика.
- Даже бумажный пакет выражается яснее вас, заслуженный мастер спорта, хоккеист Харламов. Меньше тебя по голове бить, что ли, надо было. Ты кроме хоккея чем-нибудь занимаешься? В самом деле, книжки бы почитал.
Решимости как ни бывало. Чувства, переполнявшие его, свернулись в ком где-то под ребрами, и желание прыгать и кричать от их избытка осталось словно в другой жизни.
- Ну чего глазами хлопаешь? Заходи, раз пришел.
Харламов собирался уйти, только бы не позорно убежать, сверкая пятками, но обнаружил себя протискивающимся между дверным косяком и хозяином квартиры, словно нарочно оставшемся в проходе.
- Видел я на тебе, конечно, глупые физиономии, но сейчас что-то особенное было! – посмеивался Анатолий Владимирович, гремя замком и цепочкой. Пути к отступлению перекрыты.
- Посиди в зале, я сейчас чайник поставлю.
Шагнув из темного коридора, в котором Тарасов не удосужился включить свет, в уютный зал, Валера почувствовал себя спокойнее. Кубки, грамоты, вымпелы, плакаты, журналы – здесь все напоминало о хоккее, и как будто не было другой тарасовской жизни, а только продолжение первой и единственной. Осмелев, Харламов подошел ближе и коснулся пальцами начищенного до блеска позолоченного кубка. Этот в коллекции – самый свежий, совсем недавно великому тренеру эту награду принесла его команда. И во много благодаря Валере. Кубок стоит чуть поодаль от остальных, на самом видном месте. И было приятно убедиться, что и здесь для Валеры есть такое место – особое.
- Ну вот, так ты больше на себя похож. – Анатолий Владимирович возник за его спиной. - Идем, чай готов.

- А чего ты, собственно, явился? Только по-честному. Не о предстоящем же матче поговорить, в самом деле.
Валера и сам забыл, зачем. Как будто именно за этим и пришел, продуктивно ведь поговорили, профессионально.
- Вы тогда не смейтесь, Анатолий Владимирович. – Харламов вертел в руках пустую и уже остывшую чашку и оглядывался по сторонам. – Мне вдруг стало интересно, как вы живете. Я ведь вас только на работе и вижу, а про личную жизнь ничего не знаю.
- Да какое там. Ты, Валера, и есть вся моя личная жизнь.
Кожа мгновенно покрылась мурашками, словно кто-то открыл форточку и впустил в кухню холодную мартовскую ночь. Показалось, или голос у Тарасова был совсем серьезным? Таким голосом он не шутит. И Харламов не может оторвать взгляда от задумчивого лица Тарасова.
- Ты, Гусев, Михайлов, Петров, Рагулин, Зимин, да все ребята. – Анатолий скользнул взглядом по сидящему напротив парню и остановился, когда их глаза встретились. – Подрастешь, может, поймешь. Это у вас, молодых, одни девочки на уме, а мне с вами никаких девочек не надо. Особенно с тобой, Ва-ле-ра.
«Шутит или издевается?» - соображал Харламов, пытаясь по непроницаемым черным глазам угадать истину.
- Мне тоже.
- То-то ты сегодня так сосредоточенно тренировался, - хмыкнул Анатолий Владимирович.
- Не из-за девочек же. Может, я уже подрос, понял и мне их тоже не надо, как считаете, Анатольвладимирович?
«Прикидывается или, в самом деле, совсем дурной?» - соображал Тарасов, наклонив голову и внимательно глядя на ученика. Да ну какое там, мелет чепуху, как обычно, при этом смотрит нагло и беззастенчиво.
- А кого же тебе надо, если не секрет? –спрашивает Тарасов, как будто для поддержания разговора.
- Вас.
Смотрит, как будто испытывает взглядом, меряется – кто первым отведет глаза, кто проиграет. Тарасов думает: сколько на него наград и званий ни повесь, как был мальчишкой, так и остался.
- И остальную команду, и хоккей, - добавляет после значительной паузы Валера.
Тарасову даже становится смешно: неужели Валера пытается играть по тем же правилам, что и он сам? В слова играть, и это Харламов-то, которому проще 34 шайбы за сезон, чем выразить свои мысли. И тут же становится страшно: или он обо всем догадался?
- Вид у тебя какой-то уставший, - резко меняет тему и тон Анатолий Владимирович. – Да и поздно. Наверняка, кто-нибудь уже заждался.
- Выгоняете?
- Хотел бы выгнать – ты бы уже за порогом стоял. О тебе же забочусь, сам подумай, как будешь матери объяснять, где до часу ночи шатался.
- А никак не буду. Анатолий Владимирович, можно у вас сегодня остаться?
В комнате повисла тишина. Валера сам не знал, как это у него вырвалось.
- Ну, как знаешь, - добивает его своим спокойным согласием Тарасов. - Только у меня тут не гостиница, диван всего один. Надеюсь, ты во сне не брыкаешься.
Смеется. Издевается снова, или…? Второе Харламов не успевает додумать, потому что невысказанным, даже мысленно, оно растекается в груди сладкой теплотой, словно в него влили еще одну чашку горячего ароматного тарасовского чая.

Анатолий Владимирович еще некоторое время читает газету, лежа в постели, и Валера, притворяясь спящим, смотрит на него из-под челки. И думает: вот так бы каждый вечер. Пить чай, разговаривать и ложиться спать рядом с ним, при медовом свете бра и под шорох газетной бумаги, класть голову ему на плечо. Так уютно, по-домашнему, и так естественно, будто здесь – под одеялом со своим тренером – самое ему место, как и на льду. И все невысказанные чувства снова поднимаются, рвутся наружу, заставляя Валеру действительно придвинуться ближе и уткнуться лбом в плечо Анатолия.
Тарасов как будто вовсе забыл, что сегодня он не один. Сворачивает и убирает газету, тянется к выключателю – осторожно, чтобы не столкнуть примостившегося рядом парня. Обнимает его – и тут Валеру снова прошибает электрическим током. Нет, показалось: Тарасов всего лишь набросил на него край одеяла. Валера так и не понял, заметил ли Тарасов, что он не спит. Смелеет и небрежно кладет руку поперек его живота, и чувствует, как Анатолий Владимирович напрягся всем телом. Но руку не сбросил.
Следующие минуты тянулись целую вечность, пока Валера осторожно придвигался ближе и опутывал Тарасова руками и ногами. Он чувствовал, как чужая рука гладит его по волосам, взъерошивает, чужое дыхание щекочет висок. И все это так близко, так интимно, что уже трудно притворяться спящим, особенно трудно найти хоть одну достойную причину не воспользоваться моментом, а там – будь, что будет.
И Валера ловко выпутывается из-под одеяла, накрывая своим телом Тарасова.
- Анатолий Владимирович, я…
Тарасов испуганно дернулся под ним, и Харламов со всей силы ударился затылком о плафон висящей над диваном бра. Боль оказалась такой внезапной, что Валера неуклюже согнулся пополам, спихивая Тарасова с края дивана.
- Валера, какого хрена?!
Сделать уже ничего нельзя: Анатолий Владимирович бешено сверкнул на него глазами, и Валере стало действительно страшно.
- Анатольвладимирович, я не хотел, простите ради Бога, я случайно…
- Что ты случайно, Харламов?
Голос у него сейчас совсем такой же, как на стадионе. Как будто сейчас не ночь, а со всех сторон их не окружают мирно спящие в своих постельках соседи.
- Все, Харламов, пошел вон.
Сердце в груди Валеры замерло. Спорить он не стал, вскочил, схватил со стула свои брюки и принялся поспешно натягивать.
- Ты чего делаешь? – с искренним недоумением спросил Тарасов.
- Как вы и сказали, собираюсь.
- Куда собираешься-то? Посреди ночи. Вот башка дурная, ему рано утром на тренировку, а он гулять собрался. Говорю, пошел вон с дивана, на полу будешь спать.
Валера не верит своим ушам, но на автопилоте уже перетаскивает на пол подушку и одеяло.
- А то ты нас обоих в порыве чувств покалечишь, - усмехнулся Анатолий Владимирович, наблюдая за ним сверху вниз. – Все, отбой, Чебаркуль.

Но Харламов не спит. Какое там! И как же хорошо, что сейчас Тарасов не видит эту его глупую счастливую улыбку, которую невозможно стереть с лица. По-идиотски получилось, кто ж спорит, но ведь получилось. Теперь Валера точно знает, что даже если и есть у его любви какая-то другая жизнь, в стороне от хоккея, то и там он уже поселился. Оставил свой след на тонкой фарфоровой чашке, на полотенцах, на простынях, на горячей коже под тонкой тканью пижамы. Такой след, который не отмоешь и не вытравишь. И от этой мысли стало совсем горячо внутри.
Тарасов тоже не спит. Ему холодно даже под пуховым одеялом в натопленной комнате. Потому что страшно, как-то безотчетно и почти панически, хотя уж он-то не из пугливых. Убедить себя, что Валера на самом деле спал, не получается. Предположить, что он осознанно жался к своему тренеру, горячо сопел, уткнувшись лицом ему в грудь, почти касаясь губами кожи в вырезе расстегнутой рубашки – не получается тоже, потому что так не бывает. Он давно сам приказал себе не верить в такие вещи, чтобы не изводить себя понапрасну. Прятался вечерами дома, чтобы хоть здесь отдыхать от вездесущего Харламова, от его преданного, наивного взгляда из-под длинной челки, от доверчивого «Анатольвладимирович!», от сильного молодого тела, которое скрыть разве что под хоккейной броней, но уж никак не под тонким одеялом. А если и у мальчишки в голове такая же чертовщина творится… Тарасову стало не по себе от мысли, что на двоих у него выдержки не хватит.

@темы: фики, преслэш

Комментарии
2013-05-24 в 12:44 

Азиль.
Нет-нет-нет, так же нельзя!!
Я жутко хочу продолжения! Прекрасно как, спасииибо

2013-05-24 в 12:44 

Миссис Малфой
хвалить и кормить!
- Анатолий Владимирович, я… Тарасов испуганно дернулся под ним, и Харламов со всей силы ударился затылком о плафон висящей над диваном бра. Боль оказалась такой внезапной, что Валера неуклюже согнулся пополам, спихивая Тарасова с края дивана. - Валера, какого хрена?!
господи какая милота :lol: Валера такой неудачник, такой интимный момент расхерачил :lol: 100% в характере :D

все так жизненно и уютно, спасибо вам))
и хочется продолжения))

2013-05-24 в 12:47 

Sinica
да-да-да, только так )))
пусть преслешем и останется ))))))))))))))
очень понравилось, спасибо! )
Валера смог снова вернуть свою улыбку, сначала осторожно, словно из-под полы доставал что-то незаконное, опасное, а потом как и было – от уха до уха.
красота какая )))))

2013-05-24 в 12:48 

Миссис Малфой
хвалить и кормить!
Просто потому, что придти к нему домой – значит, оказаться в той части его жизни, где Валера не был кем-то особенным и не имел ровным счетом никаких прав, выброшенным в полную неизвестность оказаться – как тогда, на вокзале в Чебаркуле. И очень уж туда не хотелось.
и вот это - безумно правильно и тоже жизненно и понятно.

2013-05-24 в 12:50 

Sinica
ещё понравилось напряжённое дыхание в темноте, когда каждый боится выдать себя и не верит, что другой его любит )
люблю такие штуки ужасно ))))

2013-05-24 в 12:53 

Миссис Малфой
хвалить и кормить!
но рейтинг в продолжении все равно хочется :shuffle2:

2013-05-24 в 13:05 

Лая
принцесса Лангвидер
просто чудесно *___* ust прекрасен! но соглашусь с тем, что хочется продолжения :shy:

2013-05-24 в 13:07 

- Ну так, это, - делая паузы между тяжелым глубоким дыханием, попытался объяснить Валера. – Весна же, Анатольвладимирович.
- А ты у нас кот, что ли, Харламов?
Коооооооооот!!!!! Еще какой коооотище мартовский :lol:

Милота - не то слово! Сижу и улыбаюсь почище Харламова :-D
И да, таки хочется знать, как же ж оно развивалось дальше ;-)

2013-05-24 в 13:26 

Эдема
Вы имеете право хранить молчание ©
Командорский голубой песец, восторг, сплошной и незамутненный восторг:weep3::heart::squeeze::heart:

особенно вот это:
и Валера смог снова вернуть свою улыбку, сначала осторожно, словно из-под полы доставал что-то незаконное, опасное, а потом как и было – от уха до уха:heart:Проходя мимо букв «ЦСКА», Харламов подпрыгнул и коснулся рукой перекладины «А». Анатольвладимирович! :heart:И как Тарасов прячет в уголках губ улыбку, когда наблюдает за своим любимым учеником:heart:очень тихое, едва уловимое, одними губами «Спасибо, Валера».:heart::heart::heart:И было приятно убедиться, что и здесь для Валеры есть такое место – особое.:heart:Ты, Валера, и есть вся моя личная жизнь:heart::heart::heart:Теперь Валера точно знает, что даже если и есть у его любви какая-то другая жизнь, в стороне от хоккея, то и там он уже поселился:inlove:Тарасову стало не по себе от мысли, что на двоих у него выдержки не хватит.:inlove::love:
спасибо! А МОЖНО ЕЩЕ???????????:nechto:

2013-05-24 в 13:30 

Skifshi
Приветики-Салютики-Ромашечки!!!!
От этого текста у меня теперь тоже весна, от уха до уха :heart:_______:heart:
Автор, давайте продолжение! :shy:

2013-05-24 в 13:33 

Fenrira Grey
WWBKD?
Как здорово! Мне тоже хочется весь текст на цитаты растащить, но больше всего вот это нравится:
Проходя мимо букв «ЦСКА», Харламов подпрыгнул и коснулся рукой перекладины «А». Анатольвладимирович!
Это просто тысяча сердец!! :heart::heart:

И присоединяюсь к толпе, страждущей продолжения))

2013-05-24 в 13:53 

Zlobnyy Geniy
Поплачься мне, майор, в бронежилетку.
Командорский голубой песец,
это было здорово-здорово-здорово!!!! :heart:

2013-05-24 в 13:55 

Rajn
Когда дети взрослеют, они тоже вступают в игру. Правда или вызов, Урахара-сан? (с)
Даже бумажный пакет выражается яснее вас, заслуженный мастер спорта, хоккеист Харламов. Меньше тебя по голове бить, что ли, надо было. Прелесть х)):heart::heart::heart:

2013-05-24 в 14:40 

Бастард
- Может, мне набить что-то, - задумчиво говорит он, сбрасывая рубашку. - Какую-то фразу. - Джеймс Бьюкенен Барнс, кто найдёт, передать Стиву Роджерсу? ©
Валера такой неудачник, такой интимный момент расхерачил 100% в характере
+ много :-D

К черту выдержку! Весна же, коты и все такое :-D

2013-05-24 в 15:00 

Narcissa_Malfoy
Не хотите по-хорошему - убираем вазелин. (c)
Ыыыыыыыы :heart::heart:

Валера такой смешной, неловкий, но это и делает всю историю такой верибельной!!! :heart:

2013-05-24 в 15:10 

Ol-la-la
Стиль курящей гадюки
спасибо за фик. Он просто замечательный)

2013-05-24 в 15:11 

девочка Ив
LLAP
его «самая красивая девочка» по иронии судьбы оказалась немолодым мужчиной со склонностью к тирании и сквернословию.
:lol: уже тут вынесло.

а мне с вами никаких девочек не надо. Особенно с тобой, Ва-ле-ра.
«Шутит или издевается?» - соображал Харламов

Может, я уже подрос, понял и мне их тоже не надо, как считаете, Анатольвладимирович?
«Прикидывается или, в самом деле, совсем дурной?» - соображал Тарасов,

:heart: отличный прием, очень-очень!

Тарасову стало не по себе от мысли, что на двоих у него выдержки не хватит.
* прекратилась в море зефира и булькает*

Нет слов. Плюсую к тем, кто хочет продолжения, очень мило и здорово получилось!

2013-05-24 в 16:04 

Командорский голубой песец
Здесь ты становишься тем в итоге, кем ты нашёл в себе силы стать (c)
Спасибо всем за отзывы :gh: ужасно приятно, правда :heart:___:heart:
ВСЕМ ВЕСНЫ РАДУГИ И КОТОВ
На счет продолжения подумаю, но как пойдет я и этот-то выкладывать боялся -___- только с рейтингом автор не дружит х) точнее, рейтинг с автором

2013-05-24 в 16:07 

Sinica
Командорский голубой песец,
то есть Автор: Lillum - это вы? )

2013-05-24 в 16:09 

Командорский голубой песец
Здесь ты становишься тем в итоге, кем ты нашёл в себе силы стать (c)
Sinica, я)
В профиле указано, Lillum - основной ник, а этот глючный как-то прилип год назад, так и не могу поменять обратно х)

2013-05-24 в 16:11 

Бастард
- Может, мне набить что-то, - задумчиво говорит он, сбрасывая рубашку. - Какую-то фразу. - Джеймс Бьюкенен Барнс, кто найдёт, передать Стиву Роджерсу? ©
Командорский голубой песец,
то есть Автор: Lillum - это вы? )


Он же Гога, он же Гоша :-D

2013-05-24 в 16:12 

Sinica
Командорский голубой песец,
понятно ) глючный ник роскошный )

2013-05-24 в 18:42 

Крошка Пингви
чуть побольше жима лёжа (с)
Командорский голубой песец, дайте же вас обнять покрепче:squeeze: я больше РПСа фанат, но ваш Валера - очень прям настоящий! Такой же доверчивый, как в фильме, и улыбка до ушей (он же вроде как по жизни улыбкой до ушей всеобщее внимание притягивал:) А ещё он такой простой - и не нужно ничего придумывать, захотел пойти к Тарасову - и пошёл. Захотел к нему под одеяло - и залез)) всё гениальное просто)
и отдельное спасибо за моменты:
Мне вдруг стало интересно, как выживете. я в осадок выпала:gigi: это точно по Фрейду :heart:
- Вас.
Смотрит, как будто испытывает взглядом, меряется – кто первым отведет глаза, кто проиграет. Тарасов думает: сколько на него наград и званий ни повесь, как был мальчишкой, так и остался.
- И остальную команду, и хоккей, - добавляет после значительной паузы Валера.

:lol::lol::lol: Валера - трололо)

очень круто, что он всё время улыбается, такой Валера и должен быть))

2013-05-24 в 19:03 

Командорский голубой песец
Здесь ты становишься тем в итоге, кем ты нашёл в себе силы стать (c)
как выживете
чОрт, и правда :lol: но я все равно исправлю, я не это имел в виду :alles:

lutikov@, спасибо :inlove:

2013-05-25 в 02:10 

~Иньянна~
Ставлю точки в конце предложений.
оох, какой хороший фик! и эти замечательные "сонные" поползновения конечностей Харламова на тушку Тарасова - :heart:
сплошной комок умиления и позитива с любовью. :heart:

и никакого рейтинга не надо, у вас и так все замечательно выходит! больше юста с мозгоебством, больше!! и большую светлую лубовь в конце! )))

2013-05-25 в 02:12 

Миссис Малфой
хвалить и кормить!
почему все обижают любителей большого и чистого романтичного рейтинга, отговаривают авторов! :-(

2013-05-25 в 02:29 

девочка Ив
LLAP
Миссис Малфой, вот и я не понимаю!)

2013-05-25 в 03:43 

Эдема
Вы имеете право хранить молчание ©
Миссис Малфой, Грациозный Юнкер, ой, глядите. как ДАДУТ афторы рейтинга - будет жарко и никакой лед не спасет :vict:

2013-05-25 в 03:56 

девочка Ив
LLAP
Эдема, и отличненько!

2013-05-25 в 06:37 

Sinica
Миссис Малфой,
кто все-то)
наоборот, все жаждут страстного секса, и отдельные робкие голоса в защиту преслеша тонут в этом море)

2013-05-25 в 07:35 

~Иньянна~
Ставлю точки в конце предложений.
Миссис Малфой, я не то чтобы отговариваю, я намекаю, что даже без рейтинга автора любят :)
просто в этом фандоме мне нравится (оказывается!) невысокие рейтинги. но и нца тоже никогда нигде не бывает лишней! ))

2013-05-25 в 15:53 

МашкаБукашка
Восхитительно!!!))) ««Шутит или издевается?» - соображал Харламов,«Прикидывается или, в самом деле, совсем дурной?» - соображал Тарасов» - хахаха,отлично)))) И да,я тербую продолжения банкета!)

2013-05-25 в 16:17 

Командорский голубой песец
Здесь ты становишься тем в итоге, кем ты нашёл в себе силы стать (c)
~Иньянна~, МашкаБукашка, спасибо большое за отзывы :)
автору так приятно, что он даже что-нибудь еще напишет :shuffle:

   

Веселее, мы в хоккее!

главная